Альтернатив достаточно - Молокова о транзакциях через СНГ, экспорте услуг, расчете в юанях
08.12.2022

Альтернатив достаточно - Молокова о транзакциях через СНГ, экспорте услуг, расчете в юанях

Директор АНО "Центр Поддержки Экспорта Хабаровского края" Анастасия Молокова рассказала о поддержке краевых экспортеров в условиях санкций Анастасия Молокова.

Директор АНО "Центр Поддержки Экспорта Хабаровского края" Анастасия Молокова рассказала о поддержке краевых экспортеров в условиях санкций Анастасия Молокова. Фото: ИА AmurMedia

Малому и среднему предпринимательству в Хабаровском крае намного выгоднее экспортировать продукцию на азиатские рынки, поскольку там вероятность, что ее купят в разы больше, чем на родине. Таким мнением поделилась директор АНО "Центр Поддержки Экспорта Хабаровского края" Анастасия Молокова в ходе интервью руководителю ИА AmurMedia Андрею Швецову . Что местные субъекты МСП могут предложить зарубежному потребителю, как государство помогает им искать новых партнеров, когда старые отвернулись, и почему Китай вскоре перестанет быть столицей мирового контрафакта, в публикации информагентства.

— Анастасия Юрьевна, чем сегодня занимается экспортный центр, какова его функция?

— Центр поддержки экспорта существует практически в каждом российском регионе. И наши основные клиенты — это именно субъекты малого и среднего предпринимательства. Российский экспортный центр (РЭЦ), на базе которого мы работаем, выделяет федеральные деньги регионам на поддержку бизнеса. А мы в свою очередь распределяем их по предпринимателям.

Что мы делаем? Содействуем в поиске партнеров и контрагентов в зарубежных странах, помогаем, так сказать, доупаковать продукт или адаптировать услугу под иностранный рынок. Проводим переговоры с нашими предпринимателями и товаропроизводителями из Хабаровского края, а также сопровождаем таможенное оформление.

— Насколько я понимаю, сейчас из-за валютных колебаний у предпринимателей кратно растут издержки, прежде всего транспортные. Государство как-то помогает их покрывать, хотя бы частично?

— Как раз после введения санкций Российский экспортный центр в марте этого года внедрил новую меру поддержки — это оплата 80% расходов на транспортировку экспортных грузов по территории Российской Федерации. Пока годовой лимит на один субъект МСП у нас небольшой — 500 тысяч рублей в год, но этого достаточно, чтобы отправить 3-4 контейнера даже в западном направлении. Услуга обеспечила нам приток новых клиентов, и мы увидели на неё огромный спрос. Сейчас инициируем увеличение годового лимита.


Анастасия Молокова и Андрей Швецов. Фото: ИА AmurMedia

— Какие еще меры поддержки МСП вы предоставляете?

— Всего у нас предусмотрено более 25 видов услуг, причем все из них комплексные. То есть мы сопровождаем весь экспортный путь предпринимателей. Это выгодно прежде всего с точки зрения ведения бизнеса, поскольку экспортный путь каждой компании уникален и требует особого подхода.

На базе группы компаний РЭЦ работает собственный банк — АО "Росэксимбанк", который представляет финансовые продукты для всех категорий экспортеров. Кроме того, у нас собственная страховая компания АО "ЭКСАР", так что мы имеем возможность предлагать еще и страховые продукты.

Есть у нас и инструменты популяризации. Например, в последнее время предприниматели стали чаще участвовать в различного рода выставках, в том числе международных. Мы за свой счет их туда привозим, застраиваем выставочные центры. Если выставка проходит в другой стане, предоставляем переводчика, который сопровождает переговоры.

— Возьмем для примера нашу компанию. Сможем ли мы обратиться в экспортный центр, чтобы нам помогли продвигать свои услуги в других странах?

— Вполне возможно. В текущих геополитических условиях нам особенно нравится работать именно с услугами, потому что не приходится сталкиваться с вопросами таможенного оформления. Даже больше скажу, в Китае есть ниша по популяризации услуг, и у наших местных компаний есть потребность в создании позитивной информационной повестки. Так вот мы можем на условиях субподряда обратиться к исполнителям в КНР и заказать такую услугу, потому что они как никто другой знают свой рынок.

— На какие страны ориентирован экспорт Хабаровского края?

— В первую очередь это традиционные внешнеэкономические партнеры: Китай, Южная Корея, Япония, Казахстан. Остальные страны представлены в более мелком процентном отношении. К сожалению, после введения санкций рынок Японии и Южной Кореи для нас оказался несколько ограничен. Что касается экспорто-импортных операций с КНР, то в этом направлении мы, наоборот, видим рост.

В целом, в последние месяцы наблюдается общероссийский тренд на переориентацию в сторону Ближнего Востока, Турции, Ирана. Ряд компаний ведет диалог с контрагентами из ОАЭ и Саудовской Аравии, но там, как привило, речь идет о небольших дорогостоящих отправках.

В долгосрочной перспективе наибольший рост численности населения ожидается в Индии и странах Африки. И поставки продуктов из России в эконом-сегменте имеют большие перспективы на рынке этих стран.

— Что поставляем?

— Прежде всего, это продукция топливно-энергетического комплекса, древесина, рыба, металл. 

— Как за последнее время изменился экспорт в таких странах, как Япония и Южная Корея? Все-таки отчасти это сателлиты наших геополитических противников...

— После санкций объемы поставок, конечно, сократились. Если в целом посмотреть, то, наверное, потеря не столь существенная с учетом переориентации на Китай и доступности других зарубежных рынков. Например, на Японию и до ограничений приходилось всего 8-10% экспорта. Поставки сохраняются и сейчас, но логистика стала более дорогостоящей, объёмные партии туда не идут. Есть частичные поставки в Японию через Турцию или другую третью страну.

— А как обстоят дела с нашими китайскими партнерами?

— Изменения в экспорте произошли и в этом направлении. С 2020 года мы столкнулись с ковидными ограничениями в пунктах пропуска. Существенно выросли сроки поставок, где-то ограничения подняли стоимость продукции ввиду необходимости антиковидной обработки.

— Все эти логистические нюансы привели к снижению объемов поставок из Хабаровского края?

— Ни на количественном, ни на стоимостном выражении экспорта они не отразились. По итогам 2021 года у нас даже был зафиксирован прирост более чем на 30%. Итоги 2022 года подводить еще рано, но мы также ожидаем рост, за счет импульса внешнеторгового сотрудничества, который прошел по всей стране.


Анастасия Молокова. Фото: ИА AmurMedia

— Понятно, что на структуру экспорта в основном влияют крупные добывающие компании. А что поставляет малый и средний бизнес Хабаровского края? Есть ли какие-то уникальные виды товаров и услуг?

— Если рассматривать экспорт субъектов МСП, то они в основном поставляют продукты питания или БАДы, строительные материалы. Также у нас экспортируется аэродромная техника. В общем, экспорт достаточно разнообразный, и продукты, и услуги уникальные, все это есть. Из Хабаровского края за рубеж поставляются в том числе и высокие технологии, растет экспорт креативной продукции…

— С хабаровской анимационной студией "Мечталет" работаете?

— Да. Их мультипликация уже давно идет в Китай, сейчас ведутся переговоры о трансляции мультфильма в странах MENA (Регион, объединяющий страны Северной Африки и Ближнего Востока — прим. ред. ). 

Причем это не единичный случай. По принципу "Мечталёта" у нас появляются более мелкие компании, которые тоже разрабатывают свои продукты и готовы работать по ТЗ заказчика, чтобы также иметь возможность выхода на иностранный рынок. Так, Центральный проектные институты у нас отрабатывают заказы из Китая и других стран. Дополненная реальность между тем выходит на рынок Объединенных арабских Эмиратов.

— А вообще, насколько велика доля малого и среднего бизнеса в структуре экспорта Хабаровского края? Как мне кажется, небольшие компании предпочитают работать на внутренний рынок. Так ли это на самом деле?

— Есть большая разница между малым и средним бизнесом дальневосточных и западных регионов. У нас плотность населения меньше, рынок довольно емкий. Если предприниматель примет решение работать только на рынке Дальнего Востока и продавать продукцию высокого предела, то с учетом логистики им просто не хватит оборотов. Куда проще осуществить поставку в Китай, до которого всего 58 км, чем до Москвы и западных регионов за 8000 км.

— Уже давно ходят разговоры, что наши соседи из Китая сначала приобретают у нас продукцию, а потом копируют и начинают продавать уже под другим брендом. Наш же экспортер остается ни с чем. Такая проблема все еще актуальна?

— Такой риск есть всегда. Поэтому еще перед выходом на зарубежный рынок со своим брендом нужно позаботиться о защите интеллектуальной собственности. Мы регистрируем торговые наименования в других странах, чтобы предприниматель был уверен в том, что плод его трудов не будет украден. Но есть и другой способ, например, некоторые компании открывают представительства и самостоятельно держат склады, чтобы полностью контролировать свою нишу.

— В Китае услуга с защитой наименования работает?

— Опять же, от копирования не застрахован, наверное, никто, но вы видим, что у китайских предпринимателей уже не те ориентиры, чтобы были еще несколько лет назад...

Китаю выгодно поставлять продукцию из России, потому что сами они уходят в более высокотехнологичное производство, в автопром. А кустарные производства, себя постепенно изживают.


Анастасия Молокова и Андрей Швецов. Фото: ИА AmurMedia

— Хотелось бы еще раз вернуться к проблеме санкционных ограничений. После отключения России от "SWIFT" наверняка возникли проблемы в финансовом взаимодействии контрагентов с нашими экспортерами. Как сегодня происходит расчет за поставляемую продукцию? Нашли обходные пути?

— Во-первых, не все банки отключены от "SWIFT". В частности АО "Газпромбанк" выразил готовность сопровождать экономические сделки и международные расчёты. Тем более, это не единственная система межбанковских транзакций, есть "Транзит 2.0", "Система быстрых платежей", у Китая тоже имеется свой аналог, к которому мы можем прибегнуть. В общем, альтернатив системе "SWIFT" достаточно. В исключительных случаях можем и через страны постсоветского пространства произвести расчет.

— То есть на том конце все-таки понимают, что мы все по сути заложники геополитических процессов?

— Именно так. В этом контексте хотелось бы отметить, что мы планомерно прорабатываем с экспортерами и импортерами вопрос перехода на взаиморасчёты в национальных валютах. Причем удивительно, что иностранные контрагенты довольно лояльно к этому относятся.

Сейчас по экспортным сделкам большая часть расчётов с Китаем происходит уже в юанях.

— Напоследок хотелось бы услышать от вас, как эксперта прогноз по экспорту на будущий 2023 год. К чему готовиться нашим предпринимателям?

— Ситуация сейчас непростая. Буквально каждые три дня меняется экономическая реальность. Хотите прогноз? Если отталкиваться от нынешней ситуации, то по экспорту свои позиции мы не утратим. Есть ряд дружественных стран, готовых работать с компаниями, для которых прежние рынки сбыта стали недоступны. Будем содействовать в этом вопросе, искать контрагентов на новых рубежах. Также мы начали плотно работать с Российским экспортным центром и центрами поддержки экспорта других регионов, чтобы незаконтрактованные компании реализовывали освободившиеся объёмы на российском рынке.

Наша задача — удержать бизнес. Не развить его до каких-то невероятных масштабов, а хотя бы удержать, сохранить каждого предпринимателя, переориентировать их на внутренний рынок, либо найти покупателей за рубежом. Так что будем держаться вместе и, заручившись взаимной поддержкой, идти к новым рубежам.

Последние новости

«Амур» дважды обыграл «Авангард» в Хабаровске

«Тигры» провели две встречи с «ястребами» подряд.

Хабаровский «СКА-Нефтяник» взял верх над московским «Динамо»

Матч в Хабаровске завершился со счетом 8:4.

Яркое возвращение

4 февраля «Амур» и «Авангард» встретились вновь.Больших перестановок в составе «Амура» тренерский штаб делать не стал, освежив лишь линию зашиты Турбиным.

Card image

Сессия — ответственный период для каждого студента

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *